• Поиск

Моя война или бесконечное 24 февраля

Моя война началась в 5.18 утра, когда я с ужасом проснулась от взрывов за окном. Разбудила мужа и говорю: началась война, он сначала не поверил, а потом телефон взорвался новостной лентой. Мы заметались по дому. Никто не знал, что делать, то ли в подвал, то ли заварить чай в термос, то ли звонить родственникам.

Няня сразу вызвала своих детей, чтобы ехать на родину в Мену. Уже спустя час, как они выехали, меня набрала ее дочь с фразой: в том направлении идут танки. Танки… страшное, жуткое слово из фильмов и книг. Мы и не знали, как много нового предстоит узнать: байрактары, с-300, крылатые ракеты, фосфор, истребители, орки, колоссальная ложь российских политиков, животная, непередаваемая, нечеловеческая мерзость их рашистов. В то же время и какое-то несгибаемое чувство достоинства и юмора наших солдат, эти улыбки лиц, их недосып, смелость, песни и шутки про чернобаевку и “горячие туры” увидеть и умереть. 

Мы продержались  в подвале своего дома девять дней. До последнего я думала, что не выеду из собственного дома. Были взрывы, были самолеты. Был страшный Мариуполь, мои глаза отказывались верить. Когда рушились дома, когда умирали взрослые и дети, сердце обрывалось, слезы не шли, все высохло. 
Сначала утром прогремел взрыв такой силы, что дом содрогнулся, а окна засветило. В чате городка я увидела чёрный дым от осколка ракеты сразу позади детской площадки, на которой выросли мои дети. В селе горели дома. Ночью, лежа в подвале в темноте, мой сын аккуратненько ткнул меня пальчиком: Мама, ты есть? На мой вопрос что случилось, хочет ли он водички или в туалет, он ответил: «Я просто подумал, что ты умерла, раз ты не шевелишься”. Затем был взрыв второй, я накрыла своим телом детей на полу в подвале и не дышала, не смотрела, не жила. 

Стало очевидно, что необходимо куда-то выезжать ради детей. 5 минут прогулок во дворе и самолеты низко в небе ежедневно добивали психику.

Во время сборов зашла в гардероб мужа взять ему футболку и внезапно услышала звук в небе. Низкий, страшный, гудяще-рокочущий. Думала все, сейчас на наш дом скинут ракету и я не успею сказать семье, как всех их люблю. Пронесло… Ползком вниз по лестнице… Вообще все, что не в подвале, все было ползком. У меня два сиамских кота, они также мои дети, они дико боятся взрывов, салютов, шариков и прочего шума. Они сбегали из подвала и приходилось искать их в доме в темноте на четвереньках под звуки взрывов буквально по полу. Полные ужаса голубые глаза, цепляющиеся лапы и колотящиеся сердца под шкуркой. 

Наконец мы собрались и даже не уехали, а отъехали. Не было сил ни на западную, ни за границу. За границу не позволило что-то внутри. Знаю, что обе близкие подруги приняли бы и меня, и детей в Европе, и даже муж мог поехать сначала по своим параметрам. Но внутри то ли стержень, то ли какая-то новая струна удерживала и удерживает. Смотрю на фото тех, кто выехал без эмоций ровно. Каждый нашел свой закуток безопасности. Небо без ракет, без истребителей и вертолетов, без хлопков пво, без металлического разрывающего звука пуль и горящей черной пелены – это какое-то новое, пока еще не знакомое мне на 41 день войны ощущение.

Деревенская, дико ледяная, не протопленная хата с лежанками, с туалетом на улице и колодезной водой стала моей новой реальностью. Муж и зять кололи дрова, топили печь, таскали воду без устали. Омлет на огне в печи, запитый виски, ощущение даже не безопасности, а какой-то ваты. Затем, правда, всех срубило.

Но нам повезло и село выделило нам старый дом, призрак умершего хозяина. Я мыла и драила дом до ломоты в руках. Чем больше выродки убивали украинцев, тем больше я драила кухню, убирала пауков и паутину, какие-то остатки мух и вещи умершего хозяина. Белые рубашки, много чего для рыбалки, фотография Рэмбо на коне из 90-х и любовно собранная энциклопедия военных самолетов их журналов. По ней мой сын внимательно изучал истребители. Не думала, что это когда-то станет реальностью…..

Мои дети боятся ракет, снова в 5 лет не ходят в туалет, со стыдом покупали памперсы и мы ведем свою войну за моральное состояние. За три недели я прошла стадии непонимания, гнева, истерик и даже ссор с малышней. Ибо чтобы что-то дать, надо в себе откуда-то взять. А взять неоткуда, все забирают бесконечные страшные новости.

Конечно, моя жизнь в тылу намного более сытая и безопасная, нежели в Буче, Гостомеле или Мариуполе. Моя семья и мы живы – это главное. Испытываем ли мы чувство вины за это? Да, ежедневно и круглосуточно. У нас просто бытовые события.

Загорелось поле. Вернее подожгли поле и огонь молниеносно пошел покруг нашей хаты языками к машинам. Тушили пол села. Черная гарь, жар от пламени и понимание, что никакие огнетушители не помогают. Вода по цепочке, пропахшая одежда и волосы… Потушили… Затем нас пришли выселять из хаты, т.к. ее просто хотели под шумок незаконно забрать себе, не вышло, потому как, въехав в село, мы честно документально оформились, не скрываясь. Неприятно было, что осматривали наши вещи и как мы содержим дом. Ничего, это не самое страшное. Где-то на 25 день организм решил взять свое и вернуть себе потраченные адреналин и кортизол. Я брела по селу, словно снова после ковида, шаркая ногами. Даже бытовые моменты были весьма тяжелы.

В зеркале чужое бледное лицо.

Мои черты, но чужой взгляд. Настороженный, звериный, в глазах вопросы: дальше бежать? Какую еще подлость ждать? Надо ли круглосуточно держать при себе телефон, проверяя карту воздушных тревог?  

А несколько дней подряд в глазах одна Буча… И все стало уже совсем неважно. А ведь это только начало. Моя супруг интересовался Второй Мировой войной и я, чтобы разделять его интересы, много читала и смотрела материалов про те страшные годы. Про кровавые земли Украины, Польши и прочих. Только в Освенцим я не смогла зайти, пришлось отменить поездку. Я знаю слишком много… про поведение народных масс, про кайф и адреналин от зверств, про то, насколько врагам не важны наши жизни, мы кричим в прессе, мол, дети, а они в телефонных разговорах объявляют на них сафари. Сафари на хохляцких детей… Еще и хвалятся количеством убитых и замученных. Прогнившая и спаленная пропагандой нация. Нам кажется, что это только с русскими могло произойти, но нет, машина одинаковая, возьми любую нацию и топи ее 17-20 лет да плюс дай ей власть над человеческими жизнями и все понесется снова.

Говорят, что в тылу надо жить, чтобы поддерживать тех, кто на передовой. Я стараюсь. Для этого снова вернула книги. Возможно, найду силы начать про них писать. Подписалась на реабилитирующий марафон, стартующий с 7 апреля, созданный знаменитой в фейсбуке группой “Доказові батьки”, пью витамины. Когда впервые нанесла на тело крем, то впервые и заплакала. Как будто мое тело согрели и пожалели. Всю жизнь буду считать Guam Intenso Fondant Body Butter лучшим восстановительным средством после любых страшных событий.

Надо оживать. Надо строить. Надо помнить и всю жизнь жить достойно, раз уж эту жизнь мне сберегли другие.

Оставить мнение

комментария 2
  • Здрастуйте, Ксенія!
    Раніше я заходила до Вас, щоб мовчки почитати про Ваші враження від певних косметичних продуктів, щоб після цього прийняти “informed decision”, чи воно мені треба, чи ні. Власне, Ваш відгук на Lepaar мене до Вас і привів.
    …25.02 я скасувала підписку на Boxwalla та написала листа до служби підтримки Beauty Heroes з проханням скасувати мою 3-місячну підписку, мовляв, через воєнний стан краще віддам волонтерам ті 130 баксів. BH зголосились від мого імені зробити пожертву, – ну нехай. Thoughts and prayers, дякую за вашу підтримку.
    Через кілька днів Лаванія, засновниця Boxwalla, в іг написала пост підтримки, виставила картину Примаченко (розказала про неї) і присвятила Book Box українській письменниці, яка була змушена в свій час переселитися з Донбасу до Києва, а тепер знову мусить сидіти в підвалі. Ще через кілька днів надійшло повідомлення про надходження до Meest Express America чергової коробочки від BH. Вони вирішили і пожертву зробити, і бокси ці мені надіслати. А потім я побачила ці демонстрації на підтримку України по всьому світу. Здавалося б, ніхто нам нічого не винен, до ЄС не вступили, в НАТО не беруть, попередження США про загрозу проігнорували… а ні! Нас знають, нас підтримують, адекватні люди на нашому боці, відкрили кордони і приймають наших людей. Ми не можемо програти! Ми не можемо здатися!
    … я живу у Чернівцях і нині кожного дня дякую Богу, що у нас нема ніяких військових об’єктів, що ми не варті жодної бомби чи ракети. Ми прийняли вже понад 70000 людей зі Сходу та Півдня, у нашому домі транзитом перебули всі мої колєжанки з Києва, Запоріжжя, Харкова… а рідний дядя так і залишився у Харкові й не хоче виїжджати. Маріуполь, Харків, Херсон, а відтепер і Буча, Гостомель, Ірпінь печуть всередині кожен день. Жахливі новини, жахливі картини, жахливі чутки. Та поличка з баночками-флакончиками часом викликає відчуття провини: ти тут сироваткою Votary мастишся, а там люди в театрі під завалами. Але цей тактильний контакт, запах, текстура, цей ритуал трохи допомагають знизити тривожність перед сном, тож хай буде.
    Мені дуже шкода, що мешканці села проявили себе не з кращого боку. Війна все загострила, у людей виходять назовні як кращі, так і найгірші риси. Головне, що Ви з рідними людьми та котами у безпеці. У Вас є талант до слова, він не дасть Вам мовчати. І чому б Вам не звернутися також до закордонної аудиторії? Ми як країна зробили величезну помилку, що роками не звертали уваги на божевільні висловлювання рашистських пропагандонів, мовляв, на дурних не ображаються, а вони не тільки своїх співгромадян зазомбували до скотського стану, а й у зовнішній світ транслювали (і транслюють) спотворене уявлення про нас. Я от від якихось індусів та африканців у коментарях на youtube дізналася, що Україна – нацистська країна. Про “8 років бомбили Донбас” та “ЗСУ самі підривають-розстрілюють” вже мовчу. І моя аргументація часто наштовхується на те, що “мене там не було, тож я під впливом керованих державою ЗМІ”. А Ваш досвід є релевантним, достовірним, Ви – свідок подій.

    • Я читала ваше письмо раз 8, не меньше. Отвечу пока на русском. С такой пошивкой родилась и воспитывалась в Николаеве, чего уж. Сейчас учусь, перевела все гаджеты на украинский.
      За пару дней до войны я написала в Boxwalla и BH предложение стать их амбассадором, я много лет пишу о них и несу органическую красоту в Украину, но оба мои письма остались без ответа. Более того, у меня была заказана посылка в Boxwalla, кстати, Lepaar, их новые блески для губ и они ее сначала отправили, а затем кансельнули без предупреждения. 4 недели каждую неделю я писала и просила их отправить ее на Францию куме. С огромным одолжением они это сделали.
      Я с большой радостью читала Ваше письмо и то, как они не стратили перед Вами, это вернуло мое к ним отношение.
      В первые дни войны я думала, все мои слова в отношении бьюти иссякли. Думала закрывать блог, затем стала заставлять себя читать книги и вернуть свои банки, лежат в мешке на две чемодана сейчас, даже не расставила. Вернулись слова, снова начала разговаривать сама с собой ))))))) Поняла, что надо писать.
      Я пошла немного иным путем: мы с бьюти коллегами торбили все эти сервисы, чтобы они перестали сотрудничать с россией, затем немного помогла коням из Киева, их успели вывезти из конюшен в безопасное место. А затем на мой день рождения мы с мужем перечислили часть сбережений на клинику, что помогает не только украинцам, а и многим иным странам зачать детей. Нам эта клиника оч дорога, туда попала ракета и сейчас врачи собирают средства на восстановление больничного крыла. Полегчало.
      Мне написала подруга, что мое число 11 – дата рождения – по нумерологии символ того, что я должна не бороться с сильными, а помогать слабым, я и пошла по этому пути.
      А подписки возобновим, уверена, нас ждет еще много интересного ❤️

Автор
Ксения Белавина

Добро пожаловать в мой блог о красоте, самооценке, путешествиях. Вам здесь понравится

Смотреть все статьи
Автор Ксения Белавина
Blvn's Beauty Blog

Архивы