Дмитрий Глуховский «Текст» — оставь надежды всяк сюда входящий

После книги «Будущее«, Глуховский для меня вне списка, если он выпускает книгу, то она автоматически в приоритете. Произведение «Текст» сначала было доступно к ознакомлению по главам, в сумме четыре, а затем уже предлагалось к покупке. Ноль сомнений, оглушающее, звенящее впечатление. Как я ни старалась растягивать ее, ты просто как ускоряющийся поезд мчишься сквозь страницы без возможности оторвать себя.

«Текст» — первый реалистический роман Дмитрия Глуховского, автора «Метро», «Будущего» и «Сумерек». Эта книга на стыке триллера, романа-нуар и драмы, история о столкновении поколений, о невозможной любви и бесполезном возмездии. Действие разворачивается в сегодняшней Москве и ее пригородах. Телефон стал для души резервным хранилищем. В нем самые яркие наши воспоминания: мы храним свой смех в фотографиях и минуты счастья — в видео. В почте — наставления от матери и деловая подноготная. В истории браузеров — всё, что нам интересно на самом деле. В чатах — признания в любви и прощания, снимки соблазнов и свидетельства грехов, слезы и обиды. Такое время. Картинки, видео, текст. Телефон — это и есть я. Тот, кто получит мой телефон, для остальных станет мной. Когда заметят, будет уже слишком поздно. Для всех.

Blvn’s beauty: по воводу произведений Глуховского спорят до потери пульса, до зубовного скрежета. Такой, не такой, в какие степи ушел, сам ли пишет, лучше и не влезать, мое скромное мнение. Я просто опишу свои личные впечатления. Т.к. описание самого автора я нашла у такого же читателя, как я. И они прямо в точку:

«А вообще, просто представьте, до чего же у нас все плохо с современной литературой, что мы тут Глуховского обсуждаем. Может кто не понимает, как она выглядит, современная российская литература. Я вам расскажу. Ну вы, наверное, в курсе, как было раньше (в те времена аргумент «а у нас зато есть толстой» перебивал даже создание колеса или полет в космос). Сейчас — все немного иначе и это если выражаться корректно. Представьте себе большое-пребольшое поле, где ровно посередине, пасмурной ночью крутится большая карусель. Со слониками, коняшками и другими дружелюбными пластмассовыми млекопитающими. Так вот, большое темное и безжизненное поле — это современная отечественная литература. А на карусели катаются Быков, Прилепин, Акунин, Елизаров и литературные негры Пелевина. Сверху на карусели установлен диско шар в виде головы Донцовой. Все эти люди пишут книги, получают по очереди премии и в общем то, плевать им, что наша современная литература — это смертоносная, темная пустошь. И ровно по середине от плывущего на жирафике Быкова до конца тьмы идет молодой парень. Куда идет — пока сам не знает. Но прет подальше от этих карусельных людей.»

Обиженный, униженный, опущенный на дно социальной лестницы герой вместо хорошей качественной жизни, часов, лет, которые можно лениво потратьи на что угодно, получает совсем короткий отрезок, за который его макают по максимуму в полное г…но. И мама умирает, и девушка предала, и ненависть через край к Суке, который эту его жизнь и пустил под откос. И все эти общения с друзьями, на лицах который весь спектр эмоций после его отсидки.

Трезвая, жесткая Москва, какая-то примосковская Лобня, смрадная, как вчерашняя тушеная капуста. И не сдержавшаяся, выплеснувшаяся ненависть, которая мимо воли убила своего врага, а утром с похмелья от сделанного, подбросила кусочек новой жизни — айфон убитого — пульт управления новой холеной жизнью.

И начинается добавление цветов в эту «серую пустошь». Пусть не своих цветов, пусть за стеклом экрана, но остановиться уже нельзя, особенно в любви. Финал оглушает, точка.

Безусловно, для меня это произведение, как и книги Элены Ферранте — главные события литературного сезона. Опять-таки, некарусельных авторов.

Читать. От души.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Показать мои публикации под комментарием